Создайте подобный сайт на WordPress.com
Начало работы

Микрофинансы

Сложность текущей ситуации во внешнеэкономических отношениях и, особенно, санкции, введенные Западом, оказывают дополнительное давление на финансовую систему России. Прежде всего, санкции ограничивают предложение средств в финансовой системе, стимулируя необходимость нового подхода к привлечению капитала и поддержанию ликвидности. В то же время эти изменения в условиях приводят к призывам к развитию внутреннего рынка для удовлетворения как спроса, так и предложения. Экономическое развитие необходимо финансировать, иногда с более высоким уровнем риска. От финансовых регуляторов и других заинтересованных органов власти требуется очень тонкий баланс политики.

Поэтому российские власти возлагают надежды на микрофинансирование как способ стимулирования малого частного бизнеса, о чем свидетельствует недавний форум «Россия зовет!», организованный банком ВТБ в начале октября.

Мы предлагаем вам более быстрый и простой способ получения денег- МФО Быстроденьги. Для детальной информации переходите по ссылке https://bistrodengi.ru/.

До сих пор дискуссия о микрокредитовании в России чаще всего вращалась вокруг тем «наживы», социальных рисков и недобросовестной практики сбора денег — весьма далеких от идей финансовой доступности и создания возможностей через микропредприятия, которые широко распространены в других странах мира. Юридическое определение понятия «микрокредит» варьируется на международном уровне: Верхний предел может быть не таким уж «микро» — 25 000 евро в ЕС, около 1 миллиона рублей (почти $21 000) в России. Общепризнано, что «микрокредит» играет формирующую роль в стимулировании малого частного предпринимательства со многими связанными с этим экономическими выгодами.

>

Существует три точки зрения на этот вопрос: социальная политика и этика, предпринимательство и экономическое развитие, а также место микрокредитования в общей архитектуре финансовой системы страны. Эффективное формирование политики в России потребует рассмотрения всех этих аспектов, поскольку любой подход, основанный на одном измерении, скорее всего, будет разрушительным для экосистемы предпринимательства.

Какова текущая ситуация с микрофинансированием в России?

С 2004 по 2014 год часть рынка, представленная официально зарегистрированными микрофинансовыми организациями (МФО) и «кредитными кооперативами», выросла в 11 раз (в номинальном рублевом выражении). В настоящее время портфель официальных микрокредитов оценивается в 68 млрд рублей (около $1,4 млрд). Этот показатель может показаться впечатляющим, пока мы не сравним его с динамикой кредитования основными банками. Портфель потребительских кредитов вырос за тот же период в 33 раза и составляет почти 10 триллионов рублей (212 миллиардов долларов). Кроме того, их кредиты малому и среднему бизнесу оцениваются в 7,7 трлн. рублей ($164 млрд.). Так что сигнал о неразвитости «микро» части рынка как нельзя кстати — микрофинансирование ничтожно мало по сравнению с долей регулируемых банков, и, более того, его относительный вес сокращается.

В соответствии с данными, полученными в ходе опроса, микрофинансирование является одним из основных видов кредитования.

По данным Национального партнерства игроков микрофинансового рынка (НАУМИР), микрокредитной промышленной ассоциации, 15 процентов портфеля приходится на payday loans (очень краткосрочные — до 30 дней — займы с очень высокой годовой процентной ставкой); почти 50 процентов составляют займы для бизнеса; а остаток — более долгосрочные потребительские займы. Оценки количества клиентов варьируются от почти 300 000 до более 6 миллионов. Наиболее близкой к истине представляется цифра Всемирного банка — 1,8 млн.

Надо отметить, что некоторые регулируемые банки фактически очень близки к микрозаймам как по процедуре одобрения, так и по процентным ставкам так называемых «быстрых беззалоговых потребительских кредитов». Некоторые особенности российского рынка даже побуждают малых предпринимателей брать кредиты в банках как физические лица, заявляя в качестве цели потребление, а затем использовать деньги для финансирования своих предприятий.

Для малого предпринимателя, на самом деле, не существует значимого различия между «личными» и «деловыми» кредитами — если вы ремонтируете Citroen Berlingo, который используется для всех возможных целей, как учесть расходы? Стоимость портфеля «микро» кредитов основных банков можно оценить в 300 — 450 млрд рублей (около $6,3 -9,5 млрд), что примерно в 5-6 раз превышает портфель официальных микрокредитов.

Таким образом, в целом, от 3 до 5 миллионов россиян в настоящее время имеют один или несколько кредитов, которые можно отнести к парадигме «микрокредитования». Вероятно, 30-40 процентов из них используют их для бизнеса, а средний размер займа, как правило, не такой уж и «микро» — около 100 000 рублей (около 2 000 долларов).

Кроме того, в настоящее время около 3 000 россиян имеют один или несколько займов, которые можно отнести к категории «микрокредитов».

Уровень микрокредитования в России больше соответствует практике стран Латинской Америки, чем рынкам Южной Азии, где суммы, как правило, очень малы. На Южную Азию приходится почти 60 процентов глобальных микрофинансовых клиентов, но на нее приходится только 12 процентов общего портфеля займов. В противоположность этому, на Латинскую Америку приходится только 16 процентов заемщиков и 33 процента от общего портфеля. Средний размер займа здесь находится в диапазоне от $1,000 до $5,000, что довольно близко к уровню в России.

В странах Латинской Америки микрофинансирование осуществляется в основном за счет микрофинансовых организаций.

Латиноамериканские страны также довольно близки к российскому уровню доходов населения. ВВП на душу населения в Чили или Аргентине более или менее соответствует российскому, а в Бразилии примерно на 50% ниже (в то время как в Индии — почти в 4 раза). Латиноамериканские страны также признаны обладателями высокого качества регулирования сегмента микрокредитования с приоритетами на развитие и доступность. Признавая микрозаймы важным рыночным инструментом для развития предпринимательства, такое регулирование также уделяет значительное внимание вопросам прозрачности и честности сделок и защите прав заемщиков.

Существует множество институциональных практик.

Институциональная практика в разных странах различна. Бразилия больше полагается на специализированные программы регулируемых банков, а специальный закон обязывает банки использовать не менее 2 процентов своих депозитов для кредитования населения с низкими доходами. Это приводит к появлению таких программ, как CrediAmigo от Banco de Nordeste с примерно 1,7 миллионами клиентов, программа, которая широко признана как важный фактор роста малого бизнеса в менее развитом регионе страны. Несколько иной правовой ландшафт представлен в Мексике, где официально разделены деловые и личные кредиты, первые предоставляются через специализированные банки, а вторые зарезервированы для «многоцелевых микрокредитных нерегулируемых организаций»

.

Это разделение по целям, а не по размеру кредита, имеет смысл для создания финансовой архитектуры кредитования в стране, ориентированной на решение конкретных задач. Банки неизбежно играют ключевую роль в любой кредитной системе, просто в силу своего размера, ресурсов и компетенции, которые находятся за пределами возможностей небольших специализированных микрокредитных организаций. Однако из-за императива стабильности они слишком консервативны, когда речь идет о вопросах развития, а их стремление к операционной эффективности обычно исключает возможность «ручной» работы с низовыми сделками. Эффективным шагом вперед могла бы стать двухуровневая система с ролью как банков, так и МФО: первые используют свои ресурсы, а вторые обеспечивают «последнюю милю» в принятии решений.

Настало время для России развивать сектор микрокредитования

Гибкость микрокредитования в отдельных случаях особенно важна для России с ее высоким региональным разнообразием. Распределение валового регионального продукта на душу населения в России представляет собой континуум, охватывающий диапазон от уровня ведущих экономик ЕС (в Москве или Тюмени) до показателей, сравнимых с Боливией или Индией в Тыве или Кабардино-Балкарии. Регионы верхнего уровня привлекают наибольшее внимание национальных банков и используются для калибровки скоринговых систем и процессов. Задача финансовой доступности — принести развитие в регионы, города и села, которые больше всего в этом нуждаются.

Принято считать, что рост малого предпринимательства в значительной степени связан с ростом доходов, занятости и социальной стабильности. Иногда забывают, что это самостоятельный рынок, ключевой генератор спроса на автомобили, телекоммуникационные услуги, IT-оборудование и программное обеспечение, энергию и бесчисленное множество других товаров и услуг.

Микрокредит может быть использован в качестве инструмента для развития малого предпринимательства.

Микрокредит также может быть важным игроком в международной торговле, особенно в несырьевом экспорте. В настоящее время в России только 0,2 процента малых предприятий являются экспортерами, в то время как в среднем по ЕС этот показатель составляет 3 процента. При этом в России один из самых низких уровней предпринимательских намерений в мире (по данным Глобального мониторинга предпринимательства). Только 2 процента взрослого населения имеют представление об открытии собственного бизнеса — по сравнению с 27 процентами в Бразилии, 14 процентами в Китае, 22 процентами в Индии и 13 процентами в среднем по ЕС. Доступность финансирования является решающим фактором для таких намерений, и микрокредитование постоянно демонстрирует способность стимулировать рост малого бизнеса по всему миру.

В настоящее время наступило время, когда наступили новые возможности для развития малого бизнеса.

Сегодня наступил важный момент для малого предпринимательства в России. Крупнейшие предприятия страны, особенно государственные корпорации, борются с международными санкциями. Корпорации внутри России также начинают бороться с проблемой снижения спроса на свою продукцию и необходимостью сосредоточиться на операционной эффективности.

На фоне этих проблем малые предприятия в России становятся все более уязвимыми.

На этом фоне малый бизнес может стать ведущей движущей силой эффективного, устойчивого и самодостаточного экономического роста. Микрофинансирование не выполнит всю работу по этому развитию, оно лишь инструмент, так же как ни один топор не способен сам по себе построить дом. Однако построить дом голыми руками также весьма проблематично. Очень отрадно, что проблема микрофинансирования наконец-то привлекла внимание высшего руководства России. За этим должен последовать сбалансированный, информированный и ориентированный на решение конкретных задач процесс формирования политики.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: